Ни дождь, ни снег. Весенняя изморось неслышно сыплет из темноты. Прохожих на улице мало, погода – не для гуляний. Многоглазые дома смотрят весело, светло, за стеклами окон – уют. А ведь, кажется, совсем недавно не было их, домов этих. На пустыре даже бурьян рос. При этой мысли в ушах вновь зазвенел серебристый Сережкин смех.

Когда я ему сказал, что здесь ничего не было, он удивленно посмотрел мне в глаза, улыбнулся:

- И моего садика не было?

- Не было, Сережа.

- И Толиной школы тоже не было?

- Тоже не было.

Он закрыл свои хитрющие глаза и расхохотался, как будто зазвенел в колокольчик. Ну разве он поверит этой «сказке», постреленок? Как могло не быть этого города, который пока для него вмещает все понятие о вселенной.

- А знаешь, Сережка, почему он есть, этот город?

* * *

Моросливый угрюмый вечер пришел на смену мартовскому дню. Необычно тоскливо было в этот вечер в нашей хате. Мама молча, со слезами на глазах, перебирала немудрящие вещички Нюры, проверяла, все ли заплаты на месте. Мы с Петькой забрались в угол на нары, испуганно следили за старшими. Что-то страшное прозвучало в словах мамы:

- Нюру забирают в ФЗО.

Мы привыкли к словам «война», «фронт», голодали, знали, что такое «беда». Но это слово – «ФЗО» - пугало своей новизной, пугало тоном, каким его произносили старшие. А был-то я, Сережка, всего года на два старше тебя. И мне до слез было жалко, что мою сестру Нюру «забирают» в ФЗО.

Но детское сердце недолго тоскует. Ты ведь быстро забываешь все беды и огорчения? Забыл и я тягостные проводы сестры.

Через два года она приехала в отпуск веселая, радостная. Привезла новые песни, частушки о том, как «Баламбаева бригада с Завадской соревнуется». Много рассказывала о стройке, о своих подругах. Я не мог понять, что это за стройка такая, на которой работает так много народу. Ведь такую большую районную баню в нашей Буранке строят всего три человека!

Сестра так по-хозяйски рассказывала обо всем, что мне думалось: «Без Нюры там ничего не построят. Она самая главная».

И был я чуть-чуть разочарован, когда шестнадцатилетним парнишкой приехал в город с двумя недостроенными улицами. Оказывается, они все одинаковы, девчонки в комбинезонах, забрызганных раствором. Веселой стайкой они убегали на работу и так же весело возвращались в общежитие. Впервые я услышал, как называют сестру по-новому – Аня. И мне сразу понравилось, что так хорошо ее зовут подружки.

По-хозяйски, надолго обосновалась Аня в Новотроицке. Уговорила приехать сюда старшего брата, собралась сюда и вторая сестра. Строила Аннушка город, никогда не жалуясь, что тяжело. А ведь приходилось штукатурам таскать раствор вручную, работать в холод, в слякоть.

И для меня этот юный город стал близким. Приезжая каждое лето на каникулы, я видел, как уходит город все дальше в степь. Знаю почти каждый дом, который отделывала Аня. Помню, когда строился твой садик, Сережка, и Толина школа.

Не скажешь, что бойкая, скорее тихоня – Аннушка. Но незаметной не была. Славно работала, споро. И товарищи оценили ее труд: Аню избрали депутатом горсовета. Ты представляешь, Сережка: девчонка, уезжавшая из дома в заплатанном платье, в рваных ботах – депутат! Где тебе представить – мал еще. А мы ею очень гордились.

Но ей мало того, что добилась. Надо учиться. Стройка – вечерний техникум. Времени в обрез. Трудно учиться, готовить дипломную работу. К тому же появилась семья. Аня и Саша ждут ребенка. Но Аню не испугаешь трудностями.

Толя появился на свет вскоре после защиты диплома, на время оторвал мать от стройки. Но и первый, и второй сын лишь на время отвлекали ее от работы. И снова Аня в своем управлении «Жилстрой-1», снова на строительной площадке.

Новоселье за новосельем справляют новотройчане, а отделочники переходят в следующий дом. «Живите счастливо, земляки, пусть наш труд приносит вам радость в новом доме!»

Много лет Аннушкины руки оставляли свой след в каждом доме. И ничем невозможно было ее соблазнить, увести со стройки. Вот почему есть наш город, Сережка. Потому что есть работящие и преданные стройке люди, такие как Аннушка и ее друзья. Пусть не поставят им памятник, но надолго оставят людям о себе память они, строители.

- И ты расти и гордись, Сергей, что город этот строит твоя мать – Аннушка Китаева.

                                                                                                                  1972 г.











Прочитать автобиографический очерк >>

Перейти к контактам

Кто сделал этот сайт?


Посещаемость


Советуем так же посетить