Юмореска

 

Иван Куканов, проводив свояка с женой на работу, облился из ведра холодной водой, покрякивая, вытерся досуха полотенцем и натянул нательную рубаху.

Осеннее утро было зябким, но таким бодрящим, что Иван беспричинно и радостно засмеялся.

Он вошел в землянку, надел синие галифе, хромовые офицерские сапоги, снял с вешалки китель со следами погон.

Выходя из землянки, низко пригнулся, чтобы не зацепить фуражкой притолоку. «Как живут городские жители!» - усмехнулся он.

Щеголяя выправкой, Иван пошел к деревянному мостику через овраг. Приехал он ночью и сейчас с интересом осматривался в новом городе, получившем совсем недавно это звание. Поселки тут и там составляли Ново-Троицк.

За оврагом две улицы уходили на восток, за бараками центр города.  Дальше уже видны были леса стройки, наверное, двух – или трехэтажных домов.

Иван, повидавший старые европейские города, подумал: «Город! Далекая сказка».

Он подошел к узкому пешеходному мосту над глубоким оврагом, ступил на его гулкий настил и вдруг остолбенел.

С другой стороны оврага на мостик зашел какой-то зверь. Еще недавно лихой командир взвода вдруг оробел. Путь ему в отдел кадров ОСМЧ перекрыло непонятное животное: собака – не собака, теленок – не теленок. Голова похожа на лошадиную, но уши удивительно длинные.

Иван стоял в раздумье: «Что делать?». Зверь в упор смотрел на него. Куканов махнул рукой, крикнул:

- Пошел вон!

Но зверь, прижав уши и вытянув голову, страшно открыв рот, вдруг на чистейшем русском языке закричал:

- Ага-а-а!

Потом громко и хрипло захохотал.

У Ивана под фуражкой поднялись волосы. В голове мелькнуло: «Вот влип!»

А зверь решительно крутнув хвостом, направился к Ивану. Тот испуганно оглянулся кругом: куда бежать? Метнулся назад и нырнул под мост. Где-то внутри укоряющий голос прошептал: «Ты же на танки с гранатой ходил. Что же ты?». Но топот зверя над головой заставил его притаиться.

Стук копыт удалялся, становился тише.

Иван тихонько выглянул из-под моста. Зверь метрах в двадцати щипал куст полыни, а мимо него спокойно проходили мужчина и женщина. Боевому офицеру от стыда спрятаться было некуда, и он сделал вид, что осматривает опоры моста.

В отделе кадров стройки его встретили радушно.

- Такие кадры нам позарез нужны, - сказала смуглая кадровичка. И начала перечислять, куда нужны эти «кадры».

- А в огнеупорный цех нужны люди?

- Это не к нам, - разочарованно ответила женщина. – Это на завод.

Прежде чем уйти из конторы ОСМЧ, Иван спросил:

- А что это за зверь у вас здесь ходит? – махнул рукой в сторону оврага.

- Какой зверь? – удивленно спросил мужчина, сидевший в «кадрах».

Когда Иван обрисовал невиданного зверя, женщина засмеялась и сказала:

- Так это ж ишак! Осел – по-другому. Тут таких зверей знаешь сколько?! Што, ни разу не видел?

Теперь уже хохотали оба, и женщина, и мужчина.

Иван, уходя в указанном направлении в отдел кадров завода, ругал себя: «Вот осел, так осел!». Так много он слышал про ослов, но увидел впервые. А потом, представив картину встречи с ослом, неудержимо расхохотался. Но много лет никому не рассказывал о своем конфузе.











Прочитать автобиографический очерк >>

Перейти к контактам

Кто сделал этот сайт?


Посещаемость


Советуем так же посетить