Школа. Учителя. Ученики.

 

Пролетали над Буранным и бури, и грозы, были беды и невзгоды. Но был всегда очаг добра и света – школа.

В 1837 году здесь открылась ланкастерская школа, в которой один учитель обучал 12 учеников. Суть ланкастерской системы в том, что под руководством учителя сильные ученики обучали слабых.

В 1890 году в северо-восточном углу большой станичной площади, покрытой зыбучим песком, построено здание школы, к которому впоследствии было пристроено еще одно. Получилось узкое длинное здание с несколькими отдельными входами, каждый для двух классов.

Школа была начальной до 1934 года, когда рядом со старой школой было построено новое здание с восемью просторными светлыми классными помещениями, где открылась семилетка. А с 1935 года она стала средней. Первым директором был назначен Сперанский Александр Иванович, впоследствии ставший известным педагогом не только в области, но и в республике.

Когда я в 1945 году пошел в школу, старое здание было до окон засыпано песком. Теперь школа занимала всю восточную сторону казачьего майдана, где раньше проводились учебные занятия молодых казаков, готовящихся к службе, джигитовки опытных вояк, рубка лозы.

В 1965 году тогдашним директором школы Дорой Львовной Гусевой и председателем колхоза Петром Демьяновичем Нехорошевым был заложен первый камень нового здания школы. И вот уже 40 лет дети учатся в этом двухэтажном здании, где 15 больших светлых кабинетов, спортивный и актовый залы.

И стоит это здание в центре площади рядом с действующим клубом и церковью.

Школа в селе – станице пользовалась огромным уважением. Перед учителем снимали шапку даже заслуженные старики.

Был такой случай. Когда я учился уже в 8 классе, сидели мы однажды с другом на завалинке. Мимо прошел наш уважаемый учитель Михаил Дмитриевич. Мы дружно поздоровались. А навстречу ему шел старенький дед. Дед снял казачий картуз и поклоном приветствовал учителя. Потом подошел к нам и напустился:

- Что ж вы, окаянные, сидите, коли учитель проходит?! Нешто вам трудно встать? Это же … - он не договорил, но показал пальцем вверх. Нам, признаться, стало стыдно от упрека в невежестве.

Такой авторитет школа имела не только оттого, что там дети обучались грамоте.

В сельской школе всегда работали подвижники просвещения, учителя не по званию, а по призванию, альтруисты.

В селе сохраняется память о директорах, оставивших заметный след. После Сперанского А.И. директором школы был Л.Д. Портнягин, ушедший добровольцем на фронт. В военные годы директором работала Полина Ивановна Плешакова, прекрасный учитель химии. В школе остались одни женщины, и заняты они были не только уроками. Вместе со школьниками они заготавливали дрова, помогали уборщицам топить печи в классах, как могли подкармливали учеников из эвакуированных семей.

Трудно было учительницам и по другим причинам. Начальные классы были переполнены, по 40-45 человек, сидели по трое за партами. Не хватало учебников, не было тетрадей. Писали на старых газетах, на грифельных досках мелом, как в старое, дореволюционное время.

Под руководством П.И.Плешаковой, опытнейшего химика, уборщицы пытались делать бумагу. Варили солому, чем-то обрабатывали, потом разливали эту массу, прокатывали. Получалось что-то подобное плохой оберточной бумаге. Пытались писать на ней химическими карандашами.

Не хватало учителей. После краткосрочных курсов пришли учить детей выпускницы школы Зиненко Елена, Каргина Анна, Мельникова Анна, затем Бобрышова Нина и моя первая учительница Нехорошева Мария Тимофеевна. Она для меня навсегда осталась образцом учителя начальных классов: строгая и добрая, заботливая и внимательная.

После войны жизнь постепенно налаживалась. В школе появились мужчины: учитель математики Петр Алексеевич Козырев, учитель физкультуры и военного дела Дмитрий Миронович Лепандин.

Удивительным человеком был П.А.Козырев. Большой, с виду суровый, с царственной походкой. Он входил в класс гроза-грозой: насупленные огромные брови, пронзительные глаза. Класс замирал. Но не от того, что мы его боялись. Мы-то знали, что он добрейший человек, а улыбка у него такая по-детски светлая! Его уроки любили все, даже те, у кого не очень клеилось с математикой. А как он был увлечен своим предметом! Такой преподаватель мог украсить кафедру математики любого ВУЗа, но он остался верен Буранной школе до конца.

В начале 50-х годов появились «свежие силы». После окончания институтов вернулись в родную школу Михаил Дмитриевич Бурцев, учитель русского языка и литературы, Иван Константинович Чигвинцев, учитель психологии и логики (были такие школьные предметы), приехали по направлению пединститута историки Евгения Сергеевна Воробьева, Клавдия Степановна Сологуб, физик Полина Михайловна Бондаренко, учитель географии Николай Иванович Федосов, ставший очень хорошим директором школы.

Интереснейшим человеком был М.Д.Бурцев, классный руководитель нашего «А» класса. Он был бесконечно влюблен в литературу и не понимал, как можно не любить книги, не читать их. Он знал наизусть великое множество стихов, поэм, баллад, отрывков из произведений. Михаил Дмитриевич уже тогда отдавал предпочтение нетрадиционным формам урока. Он частенько говорил: «То, что в учебнике, прочтете сами. А я вам расскажу…». У него была превосходная декламация. Только благодаря ему я полюбил Маяковского, которого вначале не воспринимал. А когда в журнале стали печатать вторую книгу М.А.Шолохова «Поднятая целина», а мы не имели возможности достать эти журналы (в библиотеке 1-2 штуки), он читал нам на уроке литературы. Мы вместе смеялись над смешным, вместе переживали грустное. А когда он дочитал: «Вот и отпели донские соловьи милым моему сердцу Давыдову и Нагульнову…Вот и все», девчонки плакали навзрыд, да и у мальчишек глаза были на мокром месте. Только позже мы узнали, что он писал прекрасные стихи. Книжку Михаила Дмитриевича издали уже его ученики.

А еще он очень хорошо играл на гармошке. Склонив голову к грифу гармони, будто прислушиваясь к ее голосам, он играл наши любимые песни, танцы. Он играл и на баяне, но как-то робко, будто стеснялся того, что не может играть так классно, как И.К.Чигвинцев. Тот играл красиво. Оба они занимались с ученической самодеятельностью, выезжали с концертами на хутор Запальный, тогда крупную ферму.

И.К.Чигвинцев очень необычно вел уроки психологии и логики. Он не пересказывал того, что в учебнике, не читал лекции. Он будто размышлял вслух, спрашивал наше мнение, хотел услышать одобрение или возражение. Он нас втягивал в дискуссии, заставлял думать и делать выводы. Мы не замечали, как проходил урок. И что было непривычным – он спрашивал ученика: «Какую оценку тебе поставить?». И никому не приходило в голову завысить себе оценку.

А с каким вдохновением вел уроки географии Николай Иванович Федосов! Сдержанный в эмоциях человек, он загорался на уроке. Очень много дал нам его урок краеведения – поход из Буранного в Соль-Илецк.  Это была не просто дорога – мы прошли по последнему пути отряда красногвардейцев Самуила Цвиллинга. И как будто вживую увидели трагическую историю Гражданской войны в нашем крае. А было той истории всего 34 года. Еще много было очевидцев того боя, из которого вырвался живым один красногвардеец. Именно с этого похода я полюбил путешествия, которым впоследствии посвящал свой отпуск и с учениками, и со взрослыми туристами.

А как не рассказать о Екатерине Кондратьевне Буч, учительнице немецкого языка? Она была самой старшей из наших учителей. И, наверное, самая мудрая. Она до мельчайших подробностей знала своих учеников, знала, кто на что способен. Способным не давала лениться, ленивых заставляла трудиться. Она имела обыкновение придти домой к ученику, беспокоившему его, и повести убедительный разговор вместе с родителями.

О каждом из своих учителей я мог бы рассказать много хорошего. Но хочу сказать, что наши учителя были очень дружным и сплоченным коллективом. Они учили нас быть активными, учили петь, танцевать. В школе всегда была хорошая самодеятельность при полном отсутствии специалистов. Всем руководили наши учителя. Они же организовали посадку парка на зыбучем песке площади. И сейчас трудно представить, что когда-то здесь буксовали грузовики, вывозившие с лугов сено для кавалерийских частей.

Из 170 лет школы пишу больше о 10 годах, когда я учился в ней. Но мне приятно видеть, бывая в школе, что добрые традиции прошлых лет сохранились и по сей день. Более 30 лет школу возглавлял В.П. Бородин, а сейчас директором работает внучка нашего любимого учителя физкультуры Д.М.Лепандина Елена Валентиновна Фомина. Под их руководством творческое начало педагогического коллектива не только сохраняется, но и развивается.

Сейчас в школе прекрасные учебные кабинеты, которым могут позавидовать и городские школы.

Энергии и задору учителей Буранной средней школы можно позавидовать. Они регулярно участвуют в районных конкурсах «Учитель года» и побеждают, успешно выступают и в областных конкурсах. Ольга Павловна Долгова, Ирина Васильевна Антропова, Татьяна Ильинична Калкатина, Зайнап Аткельтовна Курмангалиева могут похвастаться не только своими успехами, но и успехами своих учеников – дипломантами областных конкурсов.

В школьных кружках самодеятельности участвуют вместе учителя и ученики. На празднике 170-летия школы они дали замечательный концерт. В школе работает поэтесса – учитель немецкого языка Р.Н.Клюева.

И еще отрадно то, что школа продолжает занимать лидирующую позицию в районе по спорту. Воспитанники Татьяны Дмитриевны Копличенко, регулярно участвуя в районных и областных соревнованиях по легкой атлетике, становятся их победителями и призерами.

В Буранке всегда любили «играться» с двухпудовыми гирями. В наше время соревнования гиревиков не проводились, но был некоронованный чемпион – Иван Алаев. А сейчас воспитанники учителя Насакина Алексея Александровича – разрядники, кандидаты в мастера спорта. Они – признанные лидеры среди гиревиков области.

Возможности у школы и учительского коллектива большие, вот только учеников становится меньше и меньше. Когда я заканчивал школу, было более 700 учащихся, сейчас – 250.

Рассказывая о школе, об учителях, как не вспомнить слова: «Учителями славится Россия, ученики приносят славу ей».

Среди выпускников школы 24 медалиста. Очень горжусь, что я стал первым медалистом Буранной средней школы в далеком 1955 году.

Сейчас школа носит имя Георгия Лазарева, выпускника 1942 года, Героя Советского Союза, почетного полярника, осваивавшего Антарктиду, доктора технических наук, профессора.

Несмотря на  свои  82 года, Г.Е.Лазарев продолжает работу в МГУ, ведет активную общественную деятельность, часто бывает в родной школе.

Герой СССР Г.Е.Лазарев (первый слева)Если говорить о приоритете специальностей, то выпускники-юноши предпочитали профессию «Защищать Родину». Генерал П.Гладков, полковники Г.Панявкин, А.Завгородний, старшие офицеры Г.Кудрин, А.Малахов и много других. Где и кем только не работают выпускники школы. Врачи и учителя (кстати, большая часть педколлектива – выпускники школы), инженеры, строители и геологи, металлурги, машиностроители и шахтеры.

Глава Соль-Илецкого района Юрий Георгиевич Вдовкин, драматург Фарит Нагимов, государственные и муниципальные служащие. И, конечно, специалисты сельского хозяйства, благодаря которым был очень  крепким колхоз.Последний звонок, 1955 год ( автор статьи, 4-й слева во 2-м ряду)

А вот и мой родной 10-й «А» образца 1954-55 учебного года. Нет звезд и героев, но никто не потерялся в жизни, все стали достойными людьми.

В 8-й класс нас собралось 32 человека. Пришлось ставить дополнительную парту. По разным причинам сошли с дистанции А.Бляхин, А.Рожнов и В.Рожнов, М.Кардашина и Р.Скавинская. Остальные закончили 10-й класс, сдавали экзамены. Не все сумели защитить аттестат зрелости. Требования к знаниям в наше время были очень жесткими.

Недаром на 25-летие выпуска Тоня Клюева (Любовенко) сказала: «Я – твердая троечница, - почти через 20 лет после окончания школы сдавала экзамены в пединститут и ни в чем не уступала свежим выпускникам».

Треть нашего класса не изменила своей малой Родине. Остались в Буранном и Изобильном М.Н.Антропова (Лаптева), М.Н.Рубцова (Насакина), Л.Рожнова (Сукина), А.А.Кучкаров, А.А.Клюева (Любовенко), М.П.Козырева (Петрищева), К.Мякишева (Мисилина), М.Нартнева (Чернова), В.Колокольцова. Стали педагогами и всю жизнь проработали в сельских школах Н.Д.Хотенова (Тишакова) и Ж.С.Хайрутдинов. А горожанка Света Осипчук так пропиталась сельским духом, что стала зоотехником, работала главным зоотехником, потом секретарем парткома крупного совхоза в Подмосковье.

           Четверо моих одноклассников стали железнодорожниками.   

М.Рожнов, В.Черников и Н.Дегтярев, закадычные друзья, закончили Чка-ловский железнодо-рожный техникум, а В.Хоменко – самый большой и самый застенчивый юноша нашего класса, - после службы в армии на Чукотке получил специальность машиниста тепловоза и работал на темиртауском металлургическом комбинате.Последний звонок, 2005 год

Две неразлучные подружки, скромницы и тихони, Л.А.Кезечева (Елумеева) и Н.М.Болдырева (Малахова) уехали в Узбекистан. Люба стала авиаинженером и мастером парашютного спорта, чем немало удивила нас.

Иван Карпов будто был запрограммирован на службу в армии: всегда стройный, подтянутый и обязательный. Отслужив на флоте, остался в армии, стал офицером, много лет служил в группе советских войск в Германии.

Собирался стать офицером-танкистом Г.Лебедкин. Танкистом был и его отец, сгоревший в танке в 1943 году. Но мечта Гриши не осуществилась: по состоянию здоровья был демобилизован из Хмельницкого танкового училища. Стал машиностроителем, работал на Орском южно-уральском машзаводе токарем на гигантском карусельном станке. Всегда был передовиком производства.

Наша обаятельная Анечка Орлова следовала по гарнизонам за своим мужем-офицером, но не отсиживалась, а везде находила себе работу по специальности техника-строителя.

Сам автор данного опуса по призыву партии (и сердца) поступил на механический факультет Чкаловского сельхозинститута, хотя, как медалист, мог поступить в любой ВУЗ Советского Союза. Селу нужны были инженеры, это понимали все.

Первую сессию сдал только на «хорошо». Решил, что мои учителя меня переоценили. Это обидело. Приехав на первые каникулы, высказал эту обиду своему классному руководителю М.Д.Бурцеву. Михаил Дмитриевич, выслушав упрек в необъективности, сказал:

- Ничего, Иван Митрофанович (так он звал меня и в школе), ты свое еще покажешь. Все станет на свои места.

И действительно, я потом до окончания института был отличником. И рад, что не подвел своих учителей.

К сожалению, ничего не знаю о Викторе Досковском, Шуре Бондаренко, Саше Нехорошеве.

Да, наш дружный 10-й «А» 1955 года – только маленькая частичка Буранной школы. Но 10 наших школьных лет – это часть её истории и главная часть жизни каждого из нас.

А был у нас еще и 10-й «Б» класс, хороший дружный коллектив, классным руководителем которого была Евгения Сергеевна Воробьева. Учитель истории, она ставила танцы, репетировала с нами пьесы, всегда была другом и советчиком.

С хорошим настроением отпразднован юбилей школы. От имени комитета общественных наград бывший председатель облисполкома Оренбургской области А.Г.Костенюк и заслуженный выпускник Г.Е.Лазарев наградили коллектив школы орденом Ломоносова. Четыре выпускника школы-участники Великой Отечественной войны Свешников А.В., Никитины П.Н. и А.Н., Дубинин М.М. награждены медалью Ордена Победы.

Директор школы Е.В.Фомина и пять учителей стали лауреатами премии имени Ломоносова.

Вернуться к первой части









Прочитать автобиографический очерк >>

Перейти к контактам

Кто сделал этот сайт?


Посещаемость


Советуем так же посетить